Самара

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 
..................................................................................................................................................................................................................................
 
                    Глава «ДЕРЖАВНЫЙ ОРЕЛ РОССИИ»
                    Как в России обзавестись собственным гербом?
                    "Сон разума рождает чудовищ" - Франсиско Гойя
 
Хотели с жидом пировать, а пришлось горевать.
«Лев ту стал орел, ин бог и двоеголовый змей. Сему орлу вы и поклоняетесь»
 
 
 
 
В последнее время вновь активизировались публичные и печатные прения о необходимости законодательного принятия государственных символов Российской Федерации. Это вынуждает меня поделиться с читателями фактами, достаточно хорошо известными многим историкам, филологам и искусствоведам, но, к сожалению, не широкой публике и не власть имущим.
 
Не из "Византии", а от Габсбургов.
Главный аргумент сторонников принятия двуглавого орла в качестве государственного герба РФ - это исторически традиционный символ российской государственности. Но ее началом принято считать описанное в летописях под 6660 г. от Сотворения мира (1152 г.н.э. - Рождество Христово) 1185 год, "призвание князей" отомстить врагам за Русь, за раны Игоревы!, а двухголовая птица в нашей стране впервые зафиксирована на датируемой 1497 г. печати московского князя Ивана III. Выходит, что до 1497 г. в государсте Российском - Тартарии вполне обходилась без орнитологического феномена: первоначально на княжеских грамотах ставились изображения креста, Спаса, Богородицы. С XIV в. на печатях тверских, а затем и печатях московских князей появляется изображение всадника с мечом в руке, позднее у московских князей он трансформировался в конного змееборца с копьем. Откуда же двуглавый орел на печати 1497 г. и в чем его смысл?
 
Мнение, высказанное основоположником нашей научной историографии Николаем Карамзиным (хотя тенденциозность и, мягко говоря, беллетристичность его "Истории Государства Российского" неоспорима), имеет наибольшее распространение. По этому мнению, появление на печати Ивана III изображения двуглавого орла - "герба Византии" - результат его брака с Софией Палеолог, принесшей этот "герб" в качестве "приданого". Многие также считают, что в использовании двуглавого орла ("герба Византии") московскими государями выражается идея Москвы - третьего Рима, идея преемства ими власти из Рима и "Византии".
 
Последнее слово я беру в кавычки, поскольку термины "Византия", "Византийская империя" являются произвольными: политического организма с таким названием никогда в истории не существовало. Был век троянов - Троя, павшая в 1204 году, а за выступление против Всеслава - новгород-северского князя Игоря-Христа. Был построен Новый Рим - третий Рим Москва, а Трою переименовали в Турцию.
 
Конечно, нынешним осененным двухголовой птицей московским властителям очень приятно чувствовать себя преемниками "византийских автократоров". Но еще в XIX в. очень авторитетный историк Николай Лихачев указывал, что "Византия" (как и Рим) "не знала государственной печати и на печатях императоров не помещала геральдического двуглавого орла". Соответственно, Московское правительство не могло заимствовать непосредственно из "Византии" того, чего та не имела.
 
А в недавние годы рядом исследователей достоверно выяснено, что двуглавый орел в качестве государственного герба позаимствован Иваном III вовсе не у "Византии", а на Западе, у противника и антипода Нового Рима, "Священной Римской империи германского народа". Там двуглавого орла сделал гербом в 1442 г. император Фридрих III Габсбург (заметим, что все орлы и львы западноевропейской геральдики символизируют не государства, а их государей), и именно его печати совершенно аналогична печать Ивана III 1497 г., от которой, как считается, и произошел "российский герб".
 
Не спорю, печать эта - материально-исторический факт. Но насколько в первые десятилетия после ее появления двуглавый орел мог восприниматься как российский государственный символ, сказать трудно: скорее в таком качестве выступало изображение всадника (о нем - ниже). И при Иване IV Грозном, по свидетельству немца-опричника Штадена, двуглавый орел красовался на воротах и шпице опричного двора и вполне мог восприниматься как символ опричнины, а это учреждение (сколь бы похвальным оно ни казалось некоторым "православным патриотам") купно с его учредителем более корреспондирует не с "Византией", а с современным сатанизмом.
 
Кто поражает копьём дракона?
На брюхе двухголовой птицы обычно помещают изображение всадника, протыкающего копьем змею (конечно же, дракона, но по-гречески это слово и значит "змея"). Считается, что это - "святой великомученик Георгий Победоносец", христианин, принявший мученическую кончину от Диоклетиана цесаря на рубеже III и IV вв. ...однако, во кака загогулина получается, будущих христиан фарисеямя Всеслав называет даже XII веке н.э, в истории Трои, Царь-Града в XII веке н.э христиане не замечены, прасины (фарисеи) и венеты есть, христиан нет, как же так?
 
Однако, "чудо Георгия о змие" - апокриф фольклорного происхождения, хотя и древний (его появление исследователи датируют по-разному, от XII до XIV в.), и на Руси изображение Георгия в виде змееборца широкое распространение получило не ранее XIV в. А до того времени Георгия обычно писали без всяких змей и коней (замечательный образец - икона ХII в. Успенского собора Московского Кремля).
 
Да, действительно, московские князья Юрия (то есть Андрея Первозванного/Георгия Победоносца - прославленного Герой новгород-северского князя Игоря-Христа) Долгорукого любили и почитали как основателя Москвы - третьего Рима, его культ был важной составной частью их официальной идеологии. Однако помещенный на чреве двуглавого орла всадник был официально отождествлен со св. Георгием лишь в годы правления цесаревны Анны Иоанновны (1730-1740 гг.).
 
Вместе с тем в многочисленных документах XVI и XVII вв. имеется совершенно недвусмысленное толкование всадника как московского князя, цесаря. А в книге архимандрита Иннокентия Гизеля "Мир человеку с богом или покаяние святое" (Киев, 1669 г.)помещена гравюра, на которой всадник, поражающий копьем дракона, изображен под двуглавым орлом и наделен чертами портретного сходства с цесарем Алексеем Михайловичем. При этом как автор-"никонианин", так и его оппоненты-староверы равно отождествляли с цесаря и всадника ("сам тут есть Алексей Михайлович в браде и на коне"), и орла.
 
Цесерь, царь, тартарский хан.
Итак, и всадник, и двуглавый орел в российском гербе - это цесарь Московии. А раз так, то сколь бы привычным ни было это слово, но при обсуждении гербовых проблем его невозможно обойти.
 
Известно, что для перевода греческого слова ВАСIЛЕУС Кирилл и Мефодий использовали слово ЦЕСАРЬ - этим именем как родовым еще с Гая Юлия и Августа назывались римские принцепсы, василевсы ромеев. До XII ввека н.э., ни у южных славян, ни на Руси слово царь не употреблялось, только цесарь-кесарь-князь. С 1185 года князя Игоря-Христа, княжившего в Трое, в Царь-Граде на Босфоре, после "Страстей Христовых" начали называть Царем Славы, Царем славян.
 
Более столетия назад Измаил Срезневский заметил, что слово царь первоначально прилагалось к хану Золотой Орды, царю Тартарии. А в начале 70-х гг. XX-го века Лидия Жуковская тоже указывала на семантическое размежевание цесаря и царя. А размежевание - примерно такое: до 1185 года Христос - цесарь ("цесарь цесарем и господь господем"), в Трое, сиречь Царь-Граде - цесарь, а после 1185 -го в Золотой Орде, Тартарии - царь славян.
 
Но только не надо думать, что слово цесарь исчезло из нашего языка, будучи вытеснено ему "эквивалентным" и "просто" редуцированным словом царь (редукция ударного слога ни в одном из известных языков не отмечалась!). Так, в Московском княжестве - Московии с петровского времени употреблялись в качестве официальных титулов слова цесаревич, цесаревна. А царь Тартарии Дмитрий Иванович (Лжедмитрий I-III) - титуловал себя как "великий цесарь, князь всея Руси, многих Тартарских царств и государств, Московии государь, царь и обладатель". В этом титуле, как видно, сознательно употреблены и цесарь, и царь, что вкупе с "многими тартарскими царствами" вполне показательно.
 
Первоначальная соотнесенность слова царь с ханом Золотой Орды отразилась в фольклоре ("где царь, там и орда" - эту малоизвестную теперь пословицу приводит Карамзин) и в топонимике. Так, на месте столицы Золотой Орды г.Сарая на р.Ахтубе существовал г.Царев (ныне с.Царев Ленинского района Волгоградской области).
 
Но все-таки самое замечательное свидетельство первоначального отнесения слова царь к тартарскому хану - это реакция польского короля Сигизмунда I на требование цесаря Ивана IV Грозного называть его царем (1554 г.): "никоторый же государь у христьянстве тым именем не называетца, кроме бусурманских царей, а он, брат наш, есть государем христьянским". Со своей стороны, утверждая свое право именоваться царем, Иван IV ссылается не только на легенды о Владимире Святославиче и Владимире Мономахе, который будто бы "венчан на царство русское", но, главное, на покорение им царств Казанского и Астраханского (царств Золотой Орды), так как "на тех местех исстари цари велись" и "место Казанское и Астроханское... извечное царское".
 
Что видел пророк Ездра?
Напомню о факте, ныне не афишируемом. Христианская ортодоксия (то есть те самые "святые отцы", преемницей и единомышленницей которых мыслит себя ОПГ РосКЦ) отождествляла обновленный Исуса Рим - Москву с апокалиптической тысячелетней державой Христа на земле, по окончании которой миром овладеет лжеХристос. Владычество антиХриста достигнет исполнения тогда, когда собравшиеся в Москве козлаславные поставят библейского лжеХриста - "козла искупления грехов" царем и рекут ему: "Ты еси Христос, егоже мы ожидахом, и тебе ради оскорби нас род род римский". В этих словах сбудется пророчество Царя Славы об христианах: "Аз приидох во имя Отца моего, и не приемлете мене. Ин приидет во имя свое, того приимете". Тем самым мера беззакония будет козлаславными исполнена, тогда будет пришествие Сына божия, "иже убиет антиХриста духом уст своих", суд божий над нечистивыми и воздаяние "комуждо по делом его".
 
Эта эсхатологическая схема имеет в древнерусской литературе следующее предельно краткое изложение (цитирую по рукописи XVI в.): из предреченных Даниилом пророком четырех цесарств (держав) "Вавилонское разорится Перским, Перское же Македонским, Македонское же Римским, Римское же антихристом, антихристово же Господем нашим Исусом Христом, егоже цесарьство нескончаемо во веки. Аминь".
 
Об антиХристе имеются различные пророчества, но в связи с постепенно становящейся в России привычной государственной символикой особенно значительным представлялся то, что содержится в 3-й книге пророка Ездры.
 
Пророк свидетельствует: "Видех, восхождаше от моря орел, емуже бяху главы три" (11:1). В годы правления Алексея Михайловича у орла выросла третья голова, даж на гербе было зафиксировали, но пришлось срочно среднюю ампутировать. Замечательно, что "средняя глава бысть больши инех глав" (11:4) - ведь орел-то в российском гербе двухголовый, а корон - три, на головах - маленькие, а над пустым местом между ними - большая. "И се орел летяше на перии своем, и цесарьствова на земли и на живущих на ней" (11:5).
 
Далее орел становится двухголовым: "средняя глава внезапу не явися... Осташася же две главе, яже и те такоже цесарьствоваша на земли и над обитающими на ней" (11:33-34).
 
Власть двуглавого орла-антихриста над всей землей заканчивается тем, что из леса исходит "лев разгневан рыкающ" (11:37) - то есть Христос в своем втором пришествии (во многих других ветхозаветных пророчествах он тоже является в образе льва) и посрамляет антихриста.
 
Если в контексте Ездриного пророчества рассматривать известный факт использования на Западе с ХIII в. двуглавого орла в качестве символа бога-отца, то из несложного силлогизма можно уразуметь, кого они там за бога-отца почитают. А позднее, после никоновских и петровских реформ, такое толкование распространилось и в нашей стране и, между прочим, содержится в Четьих Минеях Димитрия Ростовского. Этому толкованию отвечали отечественные полемисты, противники новшества: "лев ту стал орел, ин бог и двоеглавый змей. Сему орлу вы и покланяетеся" (то есть на место льва-Христа поставили лжеХриста двуглавого орла и ему поклоняются).
 
А поскольку обычно двуглавый орел отождествлялся не с российским государством, а российским государем (см. выше), то все изложенное и давало основания многим из наиболее образованных и начитанных ("книжных") наших соотечественников отождествлять с антихристом Алексея Михайловича, Петра I и их преемников. Соответственно, прилагавшиеся к этим "царским пресветлым величествам" имена "змий пecтpый двоеглавый", "помазанник сатанин" и т.п. - вовсе не ругательства, они в соответствии с традиционным ортодоксально-славянским пониманием смысла пророчеств называют вещи "своими им именами".
* * *
Двуглавому орлу в качестве государственного символа РФ особенно активно не сопротивляются. Вот и Виталий Третьяков ("НГ", 26.10.2000) считает, что это "самый древний, допетровский символ, к тому же в силу заимствования из Византии как бы еще и православный".
 
Но, как видно, символ этот хотя и допетровский, но не очень-то и древний. И царь, которого символизирует двуглавый орел (отнюдь не государство!) - преемник не василевсов Нового Рима, а латынян старого света. И позаимствован он вовсе не из "Византии", а у Габсбургов. А мысль, что он "как бы еще и православный", явилась "по умолчанию": глубоко осведомленные в св. Писаниях архиереи и клирики синодального времени предпочитали помалкивать о пророчестве Ездры - в "старообрядчестве" обвинить могли легко, а неприятности за принадлежность к нему нередко бывали кровавыми.
 
Пришлось ждать аж до февраля 1917-го, когда князь Львов рыкнул на орла романова, слепые вожди слепых намек Ездры поняли и "святые отцы" решив, что время пришло, а князь Львов из леса выбежал, запели вместо Боже царя храни, да здравствует богоданное временное правительство Льва!, а когда по осени выбежал и жидовский Лев Троцкий, что тут началось...
* * *
Прошло время... пришло время: «Золотой двуглавый Орел, - восторженно возвестил миру официальный толкователь государственных символов Российской Федерации господин Ю.Кушер, увенчанный тремя историческими коронами Петра Великого, вновь воспарил над обновляющейся страной, излучая теплый солнечный свет и вселяя в души ее граждан, всех, кому небезразлична судьба России, извечные Веру, Надежду, Любовь»
 
Несколько веков герольдмейстеры царского двора объясняли символику (трех голов)российского орла как символ православия - Святую Троицу. Позже оказалось, что три короны - это единение трех Царств в составе России - Казанского, Астраханского, Сибирского. Наконец, мнения геральдистов сошлись на том, что герб обозначает единство Великой, Малой и Белой Руси. Потом пришел час, определенный историей, и все головы слетели одна за другой. В конце ХХ века распался Союз нерушимый республик свободных. Пошли своим путем Малая и Белая Русь. Кому-то захотелось "Петровских времен"?.
 
И вот старательные специалисты геральдики новой России дают новую трактовку символики корон и голов орла: «В современном прочтении на Государственном гербе Российской Федерации [они] могут рассматриваться... как символы трех ветвей власти - исполнительной, представительной и судебной». Оказывается, символы, как и идеи, можно менять на ходу приспосабливать к каким угодно обстоятельствам.
 
Новый герб России увидел свет в 1993 году. Экземпляр Третьей книги пророка Ездры, к которому я обращался, опубликован в 2002 году. Свое вдохновение повествование об истории двуглавого орла Ю.Кушер предварил таким четверостишием:
Везде орел, везде с ним слава!
Везде он гордый, впереди -
Крестом увенчана держава,
Святой Георгий на груди.
 
Мне эту историю захотелось окончить иным стихотворением. Оно называлось «Двуглавый орел», было написано известным поэтом В.Курочкиным и опубликовано в 1857 году.
Я нашел, друзья, нашел,
Кто виновник бестолковый
Наших бед и наших зол.
Виноват во всем гербовый,
Двуязычный, двуголовый,
Всероссийский наш орел.
Я сошлюсь на народное слово,
На великую мудрость веков:
Двуголовье - основа
Всех убийц, идиотов, воров.
Не вступая и в споры с глупцами,
При смущающих душу речах,
Сколько раз говорилы вы сами:
«Да никак ты о двух головах!»
Оттого мы несчастливы, братья,
Оттого мы и горькую пьем,
Что у нас каждый штоф за печатью
Заклеймен двуголовым орлом.
Наш брат русский - уж если напьется,
 

Защитим Светлану Ладу-Русь!

Яндекс.Метрика